• Главная
  • Точка зрения: «Мы можем реально снизить смертность за счет организационных ресурсов, за счет более правильной организации помощи. И по-моему, это невероятно»

Точка зрения: «Мы можем реально снизить смертность за счет организационных ресурсов, за счет более правильной организации помощи. И по-моему, это невероятно»

14 октября 2022 г.
Точка зрения: «Мы можем реально снизить смертность за счет организационных ресурсов, за счет более правильной организации помощи. И по-моему, это невероятно»

Рубрика  «Точка зрения»  

На прошедшем этим летом ПМЭФ 2022 Оренбургская область оказалась в числе трех регионов с лучшими практиками в здравоохранении и представила свой уникальный проект «Помощник фельдшера». О том, как появилась эта идея и на каком этапе сегодня модернизация здравоохранения региона нам рассказала Савинова Татьяна Леонидовна, заместитель председателя Правительства Оренбургской области по социальной политике — министр здравоохранения Оренбургской области.

— Татьяна Леонидовна, какие акценты и приоритеты сегодня ставит перед собой министерство здравоохранения Оренбургской области? Какие задачи сегодня на повестке дня?

Я тут большой Америки не открою. Основная тема, конечно, сейчас — это снижение смертности, то есть постковидная история. Для нас много потерь было за 2 года, и, соответственно, сегодня задача амбициозная, безусловно —вернуться не просто на уровень девятнадцатого доковидного года, но даже попытаться улучшить эти показатели. Поэтому сегодня у нас создан ситуационный центр по снижению смертности. Сотрудники Министерства постоянно в командировках для того, чтобы выискивать резервы. Есть общие мероприятия, но в каждом муниципалитете есть свои нюансы, и мы, кстати говоря, это делаем с участием медицинского университета. То есть такая командная работа, и мы пытаемся нащупать резервы, какие-то индивидуальные резервы в каждом муниципалитете. Эта тема номер один. Безусловно, второй вопрос — это, конечно же, кадры, привлечение кадров, разные варианты, связанные с решением кадровых вопросов. Третье — это создание оптимальной структуры здравоохранения. Мы много занимаемся реорганизациями. Это не всегда простая история, политически непростая. Но мы укрупняем больницы, потому что я глубоко убеждена, что в маленькой районной больнице, рассчитанной на 10-15 тыс. населения, сегодня невозможно выстроить полноценно качественную помощь. Поэтому мы выходим за рамки районных больниц, делаем, на мой взгляд, более стройную систему оказания помощи. В крупных городах объединяем детскую службу, отдельно вычленяем из взрослой поликлиники, делаем самостоятельные детские больницы. Объединяем взрослые больницы, объединяем скорую помощь, вычленяем ее из районных больниц. То есть вот такая структурная перестройка, которая, на мой взгляд, не как сама цель, а с целью решения финансовых вопросов, ведь крупное учреждение, естественно, более финансово устойчивое.

— На прошедшем ПМЭФ Оренбургская область оказалась в числе трех регионов с лучшими практиками в здравоохранении и представила свой уникальный проект «Помощник фельдшера». Расскажите, пожалуйста, про него поподробней. Как появилась такая интересная идея?

Появилась такая идея на самом деле спонтанно, мы были с губернатором в далеком районе области, в маленьком населенном пункте, где проживает 200 человек. Там открывали один социальный объект, даже сейчас помню — спортивный зал в школе. К губернатору подошли жители и сказали: «Это все хорошо, но, если у нас не будет постоянного медика, мы тут все вымрем». И мы с губернатором ехали 3,5 часа с этого населенного пункта, и вот прям качали эту тему — что делать? Потому что с медицинской точки зрения, вроде бы все мы там организовываем мобильными формами — то есть раз в две недели, раз в неделю туда приезжает фельдшер, который закреплен за этим населенным пунктом, но людям этого, очевидно, не хватает, они хотят иметь своего доверенного медика. И вот так родилась эта идея. Понятно, что не будет там фельдшера в силу того, что на такое население просто финансово мы не выдержим, ну и необходимости такой нет. Но при этом должен быть человек, которому доверяют, который будет глазами, ногами, ушами фельдшера и будет 24/7 в своем населенном пункте. Так родилась идея подготовить жителей села, которые там всегда живут и будут жить. Так родилось название «помощник фельдшера». Понятно, что пока нет такой должности, хотя мы очень надеемся. Наш пилот очень многих уже заинтересовал в других регионах. Если тема полетит, то может быть, Минздрав пойдет навстречу и сделает такую должность «помощник фельдшера». Пока мы обучаем по профессии «младшая медицинская сестра по уходу». Но при этом это несколько шире функционал, и это действительно глаза и ноги фельдшера. И эти наши новые сотрудницы находятся в этом населенном пункте постоянно, их работа в основном надомная, то есть ходят по домам. Там в каждом населенном пункте 20-50 домовладений, и они постоянно там находятся, приходят, смотрят, принимаются ли таблетки, меряют давление, и самое главное, что своевременно увидят ухудшение ситуации, такая проактивная позиция относительно своего населения, и, соответственно, они своевременно вызовут фельдшера. Конечно же, мы видим достаточно высокую удовлетворенность у населения уже сегодня. Это самое важное. Социальный эффект очевидный, но и медицинский в виде снижения числа вызовов скорой помощи мы тоже очень надеемся увидеть.

— Как Вы считаете, какими важными компетенциями сегодня должен обладать организатор здравоохранения? Изменился ли его профессиональный портрет за последние 10-15 лет?

Сегодня есть две равнозначные для меня вещи — это компетенции и вовлеченность. Самое главное — желание. Без желания компетенции мертвы, поэтому мотивация не менее важна. Конечно, компетенции изменились. Мы живем в мире очень быстром, меняющимся, нужна гибкость и быстрота реакции, критическое мышление к огромному валу информации, которая сегодня есть у организатора здравоохранения и гибкость принятия решения. На мой взгляд, сегодня принципиально важно умение быстро перестраиваться и понимать, что готовых решений сегодня зачастую нет, и никто не придет, на блюдечке не принесет. Нужно пробовать. Нужно, безусловно, где-то по-хорошему нагло идти вперед, и меня это не пугает, когда главные врачи ошибаются, но, тем не менее, двигаются. И, на мой взгляд, сегодня как никогда нужно очень хотеть учиться и постоянно самосовершенствоваться.

— В последнее время мы все чаще слышим о новой ценностно-ориентированной модели в здравоохранении. Внедряется ли этот новый подход в вашем регионе и какие шаги для этого предпринимаются?

Для нас ценностно-ориентированный подход в здравоохранении — это, конечно, клиент. Я не люблю слово «пациент», хотя многие пациентоориентированы. Вообще мне хочется, чтобы мы уходили в здравоохранении от слова «пациент», но от слова «больной» точно необходимо уходить. Если мы хотим, чтобы приходили здоровые люди, они же не пациенты. Мы хотим, чтобы они приходили с целью профилактики. Поэтому для меня все-таки более правильный в здравоохранении клиентоориентированый подход — это клиентоцентричность, когда все наши действия так или иначе должны быть направлены на то, чтобы задать вопрос, в первую очередь, нашему главному клиенту. Это человек, который приходит за медицинской услугой, или мы к нему приходим с медицинской услугой, — «а что ты хочешь?». Это очень большая тема, да, конечно, мы этим занимаемся, и на сегодня это один из основополагающих принципов работы Минздрава.

— Какой совет Вы могли бы дать для молодых специалистов, которые хотят разбиваться в сфере организации здравоохранения?

Ничего не бояться. Я бы такой совет дала, потому что хоть слово «чиновник» в обывательском смысле ругательное, но у чиновника в медицине, на мой взгляд, сегодня есть такая крутая возможность реализоваться. Ты можешь реально приносить пользу людям, и это не высокие слова, это реальность. Для этого есть все возможности — достаточно быстро приносить не просто пользу, а влиять на демографические показатели. У меня от этого иногда начинает кружиться голова, когда понимаешь, что мы можем реально снизить смертность за счет организационных ресурсов, за счет более правильной организации помощи. И по-моему, это невероятно. Ну, драйвово. И поэтому не бояться идти в чиновники, и знать, что это может проносить прямо удовольствие.

1,8345 s
243
database