• Главная
  • Точка зрения: «Если вы хотите построить хорошую систему здравоохранения, то без науки ее построить невозможно»

Точка зрения: «Если вы хотите построить хорошую систему здравоохранения, то без науки ее построить невозможно»

09 сентября 2022 г.
Точка зрения: «Если вы хотите построить хорошую систему здравоохранения, то без науки ее построить невозможно»

Рубрика  «Точка зрения» 

ФГБУ «НМИЦ им. В.А. Алмазова» Минздрава России — это точка притяжения для абитуриентов, мечтающих связать жизнь с медициной, врачей, ученых и пациентов. Здесь функционирует новейшее оборудование, продвинутые технологии, виварий, разрабатываются современные подходы в здравоохранении и вводятся инновации. В рамках рубрики #точказрения мы пообщались с ученым, академиком РАН, генеральным директором Центра им. Алмазова Евгением Владимировичем Шляхто и разузнали, какие еще задачи стоят сегодня перед Центром, что уже было достигнуто и каким должно быть место, где учатся будущие медики.

— Евгений Владимирович, Центр Алмазова активно работает над внедрением цифровых технологий в здравоохранение Санкт-Петербурга. Какие направления, на Ваш взгляд, наиболее перспективны, а какие еще требуют доработки?

Если говорить о внедрении цифровых технологий, то наша задача № 1 сегодня — это доработка и внедрение в реальную практику вертикально-интегрированных медицинских информационных систем по сердечно-сосудистым заболеваниям. Это, что называется, задача, которая лежит на поверхности. В рамках этой задачи, конечно, нужно сделать так, чтобы данная система стала действительно инструментом управления отраслью, инструментом, который позволит получать абсолютно всю необходимую информацию о пациенте, в целом о ситуации с кадровым ресурсом, инфраструктурой, задействованной для оказания медицинской помощи. Это уникальный проект, который позволит действительно перейти к территориальному планированию оказания медицинской помощи по профилю «болезни системы кровообращения».

Мы будем видеть маршрутизацию пациента и вне стационара, и в стационаре. Мы будем анализировать, насколько технологии и вся система оказания медицинской помощи соответствует порядкам, стандартам и, самое главное, клиническим рекомендациям. Отсюда переход к качеству оказания медицинской помощи + кросс-валидация с федеральным фондом, с Росздравнадзором. Все это позволит на всех уровнях — от врача-кардиолога до министра здравоохранения — иметь оперативную информацию по ситуации, которая складывается по направлению «болезни кровообращения».

Чем мы занимаемся уже давно в Центре Алмазова и продвигаем это в самых разных регионах? Конечно, это глобальная задача — построение умного госпиталя. Это задача довольно многосложная, и мы к ней движемся не один год. Много лет назад мы начинали с обычного госпиталя, сейчас находимся где-то на уровне цифрового госпиталя, но хотелось бы дойти до умного госпиталя. Отличие умной клиники от цифровой заключается не столько в тех инструментах, которые используются, сколько в аналитических возможностях, предикции, в использовании искусственного интеллекта, системе поддержки принятия решений, вот это главное. Плюс — это совершенно новый и важный шаг к тому, чтобы иметь не только виртуального пациента, но, самое главное, уже перейти к гибридным (виртуальным) вариациям, где присутствует и пациенты, и ресурсы, и все, что связано с оказанием помощи. Мы сейчас создаем гибридную клинику по эндокринологии и сердечной недостаточности, где будем иметь полную информацию о пациенте и о том, что с ним происходит и как его лечить. Это не простая задача: это и инфраструктура, и данные, полученные о пациенте, все необходимые датчики. Все это собирается, анализируется и становится важным инструментом для принятия решения самим врачом.

Важным является также формирование стратегии высокого риска. Сегодня мы в рамках развития искусственного интеллекта сформировали подходы и нейросети, которые позволяют интегрировать все данные, которые есть о пациенте, и создавать его траекторию развития. Сначала этот подход мы апробировали во время пандемии COVID-19, когда все системы поддержки принятия решения помогали маршрутизации больного, его обследованию, своевременной информированности. Последние три года не прошли для нас бесследно, многое было осуществлено.

Последние годы гигантский шаг был сделан в направлении речевых технологий. Сегодня мы практически заменяем все рутинное занесение данных для специалистов, которые работают с изображением, — это компьютеры, ультразвук, речевые технологии, позволяющие врачу без тайпинга вводить информацию. 

— Центр Алмазова это особенная организация, где присутствуют образование, наука и практическая медицина. Центр является точкой притяжения для молодых ученых и тех, кто хочет связать свою жизнь с медициной. Какие основные задачи сегодня стоят перед вашей организацией?

С моей точки зрения, начало XXI века характеризовалось тем, что сам процесс образования стал немножко дистанцироваться от реальной жизни, от реальной клинической практики. Мы столкнулись с врачами — недавними выпускниками института, которые на вопрос: «Чему вас там учили?», отвечали: «Мы занимались решением ситуационных задач». Нацеленность на формализацию всего процесса обучения обернулась тем, что стало меньше контактов с больными, люди меньше занимались наукой. Если вы хотите построить хорошую систему здравоохранения, то без науки это сделать невозможно. Сегодня медицина во многом близка к исследовательскому процессу. Без компетенций и навыков, связанных с исследованиями, подготовить хорошего врача нельзя.

Место, где учатся студенты и где проводятся исследования, должно быть многопрофильным. Помощь должна оказываться преимущественно в многопрофильных стационарах, и мы двигались именно в этом направлении. В рамках Попечительского совета мы это обсуждали, и вышло поручение Президента, благодаря которому мы сегодня реализуем пилотный проект в рамках специалитета. В прошлом году у нас был самый высокий проходной балл в стране — 294. С первого курса студенты погружаются в необходимую для них среду. Среда — это главное, это клиника, это наука. Так мы сможем вырастить того специалиста, который нам нужен. У нас учатся ребята со всей страны, 60 % не из Петербурга. Сейчас для них создаются уникальные условия. У нас есть свой большой кампус, заканчивается строительство научно-образовательного комплекса, это 65 тыс. кв. м, абсолютно уникальный проект. Я думаю, что это будет достойно Петербурга и вообще достойно всей системы образования России, которая всегда была ориентирована на пациента.

— Является ли знание основ организации здравоохранения необходимым для специалистов разного уровня: главных врачей, министров здравоохранения и т. д.?

Сегодня совершенно очевидно, что без знаний организации здравоохранения, без данных, без информатизации и аналитики работать очень трудно. Компетенции очень расширились. Мы у себя организовали специальный аналитический отдел, в котором работают 40 человек, и я каждый день получаю аналитическую информацию о своем учреждении: отделение, койки, загруженность, объемы помощи, осложнения, финансы, категории больных. Это инструмент управления, сегодня без этого невозможно.

Я хотел бы подчеркнуть, кто он — главный врач? Он врач или нет? В мире эта проблема тоже решена, были проведены специальные исследования на тему, кто должен руководить клиникой. Показано, что клиникой должен руководить профессионал. Вы можете любого врача научить экономике и организации, но вы никогда управленца не сделаете врачом. Это самый главный фактор коммуникации, общения с коллегами, взаимопонимания — это наиболее эффективно работает, когда руководит врач. Доказано, что эффективность клиник в мире на 25–30 % выше там, где управленец — врач. Сегодня без погруженности в информатизацию и искусственный интеллект работать невозможно. Очень быстро все меняется.

— Сталкивались ли Вы с какими-то сложностями на профессиональном пути и что Вам помогло их преодолеть?

Сложности возникают постоянно. Когда вы погружены в сам процесс, когда у вас в учреждении 1,5 тыс. коек, из них 230 реанимационных, и тяжелейшие больные, то сложные ситуации возникают непрерывно, а помогает коллектив. У нас хорошая команда, и я точно уверен, что есть на кого положиться. У нас и дети, и родильный дом, перинатальный центр, 8 тыс. операций в кардиохирургии, 6 тыс. операций в нейрохирургии, 40 тыс. больных, которые лечатся в стационаре.

Молодые специалисты должны видеть, что вовлеченность и неформальный подход являются ключевыми. Какое качество врача на сегодняшний день главное? Коммуникабельность. 97 % респондентов в США ответили, что ни компьютерные технологии, ни профессиональные навыки, главное — это умение общаться не столько с коллегами, но еще и с пациентами. Сегодня мы видим, что качество помощи может быть прекрасным, а больные жалуются, да и больные сейчас очень изменились. Поэтому сейчас мы много занимаемся психологией. Мы создали свою психологическую службу, так как у нас есть несколько отделений с тяжелейшими пациентами: детская гематология, детская кардиохирургия и нейрохирургия, более 600 операций у детей до года, онкологические больные. Конечно, общение с родителями в этой ситуации — это ключевая вещь. Мы должны двигаться к ценностному здравоохранению, и это не только результат, которого добились, но это еще и оценка пациента. 

— Какой совет Вы бы дали тем, кто хочет связать свою жизнь с медициной, наукой, с организацией здравоохранения?

Я бы посоветовал верить в себя. Самое главное — ставить цель и видеть ее за горизонтом. Несколько лет назад появилось новое слово — форсайт, а именно: критическое мышление, стратегия долгосрочного развития. Второе, если ты выбрал какое-то дело, то ты должен ему отдаваться. Есть такое выражение: «наука требует от человека всей его жизни». Очень важно оказаться в правильном коллективе, и, если тебе повезет по жизни, то все сложится удачно.

Подписаться на новости
Нажимая на кнопку "Подписаться", вы подтверждаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.
0,2662 s
12
cache