• Главная
  • Разговор с экспертом «Мы уходим от информатизации и переходим к цифровизации здравоохранения»

Разговор с экспертом «Мы уходим от информатизации и переходим к цифровизации здравоохранения»

15 февраля 2022 г.
Разговор с экспертом «Мы уходим от информатизации и переходим к цифровизации здравоохранения»

Кирилл Владимирович Сидоров, руководитель регламентной службы ФГБУ «ЦНИИОИЗ» Минздрава России, рассказал в чем заключается главный смысл развития цифрового контура в здравоохранении и как в целом работает система медицинского электронного документооборота.

 

— Кирилл Владимирович, расскажите, пожалуйста, о своем карьерном пути и о выборе профессии?

— Выбор профессии у меня состоялся достаточно давно. Я выпускник РНИМУ им. Н.И. Пирогова, медико-биологического факультета, который готовит специалистов научно-медицинского направления, включая самые современные и востребованные, такие как: медицинская кибернетика (тесно связанная с решением задач по цифровизации), иммунология, биофизика и т.д.

В 2010 году, в период начала системной информатизации здравоохранения, была разработана и утверждена концепция создания единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения, в рамках которой были, в том числе, сформулированы подходы к разработке системы нормативно-справочной информации и использованию стандартов передачи электронных медицинских документов (СЭМД). Первоначально практическая реализация этих задач решалась в формате рабочей группы экспертного совета Минздрава по вопросам информатизации, которую я возглавлял. На базе специалистов, в большинстве своем выпускников РНИМУ им. Н.И. Пирогова, принимавших участие в работе этой группы, было сформировано специализированное подразделение ФГБУ ЦНИИОИЗ – регламентная служба Федерального реестра НСИ. С момента создания этого подразделения я являюсь его руководителем.

 

— Расскажите, пожалуйста, какие задачи стоят перед Управлением регламентной службы, которое Вы возглавляете?

— Функционал Регламентной службы всегда включал в себя решение двух базовых задач: построение единой системы НСИ (нормативно-справочной информации) и создание единых решений в области электронного медицинского документооборота – документации по реализации СЭМД (структурированных электронных документов).

Работа по построению единой системы НСИ включает в себя несколько основных бизнес-процессов: важнейший - создание объектов нормативно-справочной информации. Мировой опыт показывает, что глобальные системы нормативно-правовой информации – это несколько миллионов записей, что создает адекватное пространство для отрасли здравоохранения. Создание объектов НСИ включает: проектирование, наполнение с учетом нормативно-правовых актов, позиции экспертного сообщества, клинической практики и т.п.

Две другие задачи являются от части производными. Это задача по поддержанию в актуальном состоянии объектов НСИ. Меняется клиническая практика, нормативно-правовые акты, порядок применений каких-то решений и это предполагает постоянный процесс актуализации уже созданных объектов. Вторая – это регламентное сопровождение объектов, то есть ревизия в отношении актуальности записей и поддержании самого ресурса.

Еще одной важной задачей Регламентной службы является ведение «дерева уникальных идентификаторов объектов Минздрава России», включая присвоение объектных идентификаторов, описание сущности объектов, которые живут в цифровом мире. Задача эта архиважная, так как на ней сегодня базируется множество решений. На сегодняшний день свой уникальный ОИД имеют медицинские организации, справочки, медицинские информационные системы и т.д.

 

— Расскажите, пожалуйста, подробней о СЭМД (структурированный электронный медицинский документ) и о том, какую роль он играет в процессе цифровой трансформации здравоохранения?

— Для обеспечения интероперабельности информационных систем, то есть способности к взаимодействию, документы, используемые в рамках электронного медицинского документооборота, должны быть построены по единым правилам, основаны на единых справочниках, должны быть подписаны определенным образом (поскольку мы говорим о цифровом решении – это электронная подпись), отвечать требованиям по сохранности и неизменности хранимой информации.

Сегодня уже существует Приказ № 947н «Об утверждении Порядка организации системы документооборота в сфере охраны здоровья в части ведения медицинской документации в форме электронных документов», который фактически легализовал и дал законную жизнь переходу от бумажных технологий к информационным.

Для хранения и поддержания электронных документов в неизменном состоянии был создан РЭМД (реестр электронных медицинских документов). Для всех электронных документов существует «единое окно» регистрации, что позволяет поднимать данные, разбирать их и агрегировать в последствии для построения различных решений, таких как: формирование статистической отчетности, заполнения нозологических регистров, доступности для граждан, обеспечение межведомственного электронного взаимодействия, когда данные могут быть переданы в другие локации и т.д.

Цифровая трансформация – это не оцифровка документов, это процесс создания документа изначально по правилам, с использованием единой терминологии. В этом случае мы можем называть данные - данными, и можем их использовать вновь и вновь, реализуя системы поддержки принятия врачебных решений, технологии искусственного интеллекта и создавать цифровое пространство, не только в здравоохранении, но и в другим отраслях.

 

— Как вы определяете какие новые СЭМД должны быть сформированы?

— На сегодняшний день в стране полным ходом идет процесс построения пространства электронного медицинского документооборота. Постоянно появляются новые бизнес-процессы и бизнес-задачи, активно развиваются клиническое и медико-экономическое направления, поэтому процесс постоянной разработки будет актуален всегда.

Для понимания приоретизации задач мы условно классифицируем СЭМД. Есть документы, которые ориентированы на клиническую деятельность. С учетом постоянного развития медицинских информационных систем запрос на это есть, и он растет практически каждый день. Данный блок требует знаний методологии, клинической практики и экспертного обсуждения, потому что формирование сложных клинических документов – это задача очень непростая.

Существует также блок, ориентированный на управленческие задачи. Среди таких организационных задач - доступность граждан к своим документам. Мы предполагаем, что в результате цифровой трансформации здравоохранения людям придется меньше «ходить», меньше хранить, меньше терять и обращаться за повторными документами.

Отдельное пространство – это структурированные электронные документы для ВИМИС (вертикально-интегрированные медицинские информационные системы). Они носят сигнальный характер, их принято сегодня называть beta версией СЭМД. Такие документы используются в пилотировании проектов. По результатам прошлого года, мы видим, что порядка десяти решений, которые были сформированы в рамках beta версий, были переведены в федеральные решения, то есть они оказались востребованы, понятны и применимы.

 

— В настоящее время цифровизация здравоохранения осуществляется в рамках федерального проекта «Создание единого цифрового контура в сфере здравоохранении на основе ЕГИСЗ» (ЕЦК ЕГИСЗ). Основной его задачей является перевод ключевых процессов в цифровой вид. Как бы вы оценили реализацию этого проекта?

— Среди основных задач этого проекта я бы выделил не только перевод процессов в цифровой вид, но и повышение функционального и технологического уровня информационных систем, в том числе субъектов Российской Федерации и медицинских информационных систем медицинских организаций. Этот комплекс задач не только про структурированные документы и электронный медицинский оборот, но в целом про цифровой контур. Здесь и средства, и коммуникации, и решения - много разных задач и дисциплин.

Основная проблема сегодня – это цифровое неравенство. Единый цифровой контур предполагает, что все локации обладают одинаковыми возможностями, а это не так. У нас есть очень разные регионы (от гигантских, таких как столица и до самых крошечных), соответственно разная организация системы здравоохранения. Они разные по финансовым возможностям и по трудовым ресурсам. Кадровое обеспечение в стране очень неоднородно.

Для создания единого цифрового контура по всей нашей стране нужно время, важно, чтобы все регионы постепенно дозрели. Так, например, ЕГИСЗ создавался с 2010–2020 год, это был долгий и порой непредсказуемый процесс, ведь мы реализовывали такой проект впервые. В процессе менялись приоритеты, конфигурации, общая архитектура и взаимодействия.

Преодолеть цифровое неравенство для организаций системы здравоохранения и для самих субъектов Российской Федерации – это сложная задача. А вот как нам добиться цифровой грамотности населения, достаточной для того, чтобы поддерживать все эти процессы, еще более серьезная задача.

 

— Сфера здравоохранения стремительно развивается, на помощь традиционным врачебным методам приходит искусственный интеллект. Как внедрение новых технологий отразится на современной диагностике и лечении? Как вы относитесь к использованию ИИ в медицине?

— Использование любых технологий, которые упрощают жизнь врача и пациента – это хорошо. Важно не забывать основную парадигму, сформулированную еще в древней медицине – «не навреди». Современный врач все равно должен находиться в рамках этой глобальной парадигмы и, наверное, это можно распространить на применение любых информационных решений.

Поднимая на щит некие задачи, мы часто забываем ради чего мы это делаем и это большая ошибка, которая существует во всем мире. Информационные решения не самоценны, если они не ставят своей целью улучшение качества работы врача, комфорт и здоровье пациента.

Я сторонник того, чтобы применение решений в области искусственного интеллекта все-таки приводило к положительным результатам. Есть вещи, которые, на мой взгляд, вполне пригодны для задач искусственного интеллекта. Например, это касается задач, связанных с поддержкой принятия врачебных решений, в частности инструментальных диагностических исследований. Это могут быть исследования в области патоморфологии, эндоскопические исследования и т. д. Когда мы имеем большие массивы полноценной и достоверной информации, мы можем на их основе строить алгоритмы, которые будут позволять врачу в ходе исследований обращаться непосредственно к ресурсу, который будет подсказывать на что следует обратить внимания, где возможны какие-то настороженности. Я уверен за этими процессами будущее.

Не стоит забывать о том, что есть в работе врача большая проблема формирования документов. Заполнение большого количества документов после исследования – это время. И, если искусственный интеллект хотя бы частично сможет алгоритмизировать эти процессы, это будет очень и очень хорошо.

 

— Какую литературу (книги и статьи) вы бы посоветовали для более углубленного изучения темы цифровых технологий в сфере здравоохранения?

— Я считаю, что лучшая литература – это нормативно-правовые акты. Тот, кто не читает их внимательно, не знакомится и не пытается в них разобраться, не может добиться успеха в области цифровой трансформации. Для сотрудников регламентной службы нормативно-правовые акты – один из главных источников при принятии решений.

Цифровизация – это тема, которая требует серьезной подготовки. Таких специалистов готовят в нескольких университетах в России, называется эта специальность – медицинская кибернетика. Это огромный блок математики, блок, связанный с клинической терминологией. Слишком серьезная тема, чтобы можно было подсказать какую-то конкретную книгу. Что же касается беллетристики, то сейчас есть множество книг, рассказывающих о цифровизации простым и понятным языком. Для общей эрудиции таких книг вполне достаточно.

Сотрудники института, упоминаемые в новости

1,9892 s
261
database