• Главная
  • «Мои трудовые будни – постоянная борьба за жизнь детей». Истории российских педиатров

«Мои трудовые будни – постоянная борьба за жизнь детей». Истории российских педиатров

01 июня 2023 г.
«Мои трудовые будни – постоянная борьба за жизнь детей». Истории российских педиатров

В День защиты детей ЦНИИОИЗ взял интервью у педиатров-участников проекта «Кадровая платформа». Что нравится детским врачам в своей работе больше всего? Как спасти ребенка пяти дней от роду при остановке сердца? И каким образом дети проявляют свое отношение к врачу? Ответы – в нашем материале.

 

 

 

День защиты детей

Али Омаров

«Я с детства мечтал стать врачом, и во многом эту мечту сформировали книги. Дети девяностых наверняка помнят серию энциклопедий «Я познаю мир». Это была «Википедия» нашего детства: разные интересные факты, объяснение различных явлений, биографии великих людей – обо всем этом можно было прочитать в этих энциклопедиях. Благодаря одной из книг этой серии я узнал о существовании Нобелевской премии и загорелся желанием стать математиком, когда вырасту – думал: стану Нобелевским лауреатом и как прославлю Россию! Мне тогда было лет девять и так меня тема премии заинтересовала, что я даже начал обсуждать ее с одноклассником, а он говорит: «Вообще-то математик не может стать Нобелевским лауреатом, а врач может». Так я определился с будущей профессией. К тому же мой младший брат тогда болел, и мне подумалось, что это было бы прекрасно – лечить детей.

После школы я поступил в Дагестанский государственный медицинский университет, выбрал специальность «Педиатрия», а ординатуру проходил уже в Москве, в Сеченовке (Первом МГМУ имени И. М Сеченова – прим. авт.). Там же прошел курсы профпереподготовки по специальности «Инфекционные болезни», что позволило мне работать в инфекционном отделении Детской городской клинической больницы №9 имени Г. Н. Сперанского, где я тружусь по сей день.

Существует мнение, что лечить детей сложнее, чем взрослых. Я думаю немного иначе: педиатр должен быть врачом и для ребенка, и для взрослых, которые его приводят, в этом вся сложность. Часто родители испытывают чувство вины, если их дети болеют, могут испытывать чувство вины – мол, недосмотрели за ребенком, вот он и заболел. Кто-то просто паникует. Во всех этих ситуациях педиатр должен успокоить взрослых, вылечить словом. Потому что спокойные родители – залог спокойствия ребенка.

А вообще, дети – прекрасные пациенты, которые многое понимают, в том числе серьезность врачебной работы. В 2020 году наше отделение перепрофилировали в связи с пандемией коронавируса. Мы лечили подростков. Им было непросто, разумеется: ковид сам по себе болезнь нелегкая, а еще и непривычно находиться без семьи – одиночество усиливало состояние стресса. Поэтому мы старались особенно беречь детей, а они – нас. Однажды утром я совершал традиционный обход и увидел, что один из детей еще спит. Зная, что он слаб, я решил не тревожить его и прийти попозже, и он, когда проснулся, понял это. Наше номер больницы в интернете и позвонил в зеленую зону, где был стационарный телефон, со словами «Я проснулся», чтобы мы тоже не ходили просто так. Это было очень трогательно. Кстати, за работу в период пандемии приказом Департамента здравоохранения Москвы я был награжден нагрудным знаком «За мужество и доблесть в борьбе с COVID-19».

Моя работа хороша тем, что постоянно дает заряд позитивных эмоций. Привозят, например, ребенка с пневмонией, ему плохо, температура, начинаешь лечить – и уже на третий день видишь, как ему становится лучше, он даже просится домой. И поскольку в моем графике есть дежурства, для меня не существует как таковых понятий «выходной» или «праздник». Но каждый раз, когда очередной ребенок идет на поправку, создает атмосферу радости. Поэтому пусть я и не стал Нобелевским лауреатом, выздоровление каждого ребенка – моя главная награда».

 

День защиты детей

Анжелика Аталян

«В школе мне особенно легко давались химия и биология, поэтому я решила поступать в медицинский. Со специальностью определилась, уже будучи студенткой Ставропольского Государственного Медицинского университета – увидела, как работают педиатры, и тоже захотела лечить детей. Дети – удивительные. Чаще всего ребенок заходит в кабинет – и уже тебе улыбается, это непередаваемые эмоции.

Ординатуру я проходила уже в Санкт-Петербурге, здесь же осталась работать и от врача-педиатра дошла до заведующей медицинским центром. Когда я только стала управленцем, мне не было особенно страшно – профессия педиатра приучает к ответственности и пониманию, как важно уметь с каждым найти контакт. Бывают дети, которые долго болели и им пришлось проходить через какие-то не очень приятные медицинские процедуры, поэтому они заранее боятся и плачут, и тут ты должна дать понять ребенку, что больно не будет.

А еще часто дети не могут толком объяснить, что их беспокоит, поэтому педиатр должен быть предельно внимательным – так он может обнаружить какие-то проблемы со здоровьем ребенка, о которых он не может сказать. Например, однажды привели пятилетнего мальчика с температурой. Стала его осматривать и обнаружила в ухе какой-то застрявший предмет, а мальчик на него не жаловался. После того, как провела прием, направила ребенка к отоларингологу. Оказалось, что ребенок умудрился засунуть в ухо кусок пластилина. Хорошо, что вовремя обнаружили.

Больше всего мне нравится работать с ребятами, которые ходят ко мне не первый год, потому что дети – это самые честные пациенты. Они не будут врать, если врач им не нравится. И наоборот: если ребенок хорошо к тебе относится, это сразу видно по тому, как он с тобой общается. Плюс дети обязательно проявят свое отношение: нарисуют для тебя открытку, смастерят что-то. Все эти подарки я бережно храню, даже завела для них отдельную доску на стене, развешиваю там поделки своих пациентов. Это очень мотивирует работать. Смотрю на детские рисунки, вижу в них много внимания, любви и понимаю, что работаю не зря».

 

День защиты детей

Сергей Ольков

«Рассказывая о своей работе, я могу без всякой патетики сказать: мои трудовые будни – это постоянная борьба за жизнь детей. Я – анестезиолог-реаниматолог в отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных, кандидат медицинских наук. С 1998 года по сей день я работаю в Уральском НИИ Охраны Материнства и Младенчества. С января 2016 года стал заместителем главного врача по педиатрии.

Профессия врача была моей мечтой с детства. У меня сохранилось сочинение за пятый класс: в нем я пишу, что хочу стать врачом и помогать всем людям в мире. Это желание сформировалось благодаря родным. Моя бабушка была фельдшером, дедушка тоже. В качестве полкового фельдшера он прошел Великую Отечественную войну. Папа возглавлял горком здравоохранения города Ревда. Ну а я решит стать педиатром – в 1998 году окончил лечебно-профилактический факультет Уральской государственной медицинской академии по специальности «Педиатрия», далее прошел первичную переспециализацию по неонатологии, затем поступил в аспирантуру.

Будучи студентом, я подрабатывал в скорой помощи Екатеринбурга и этот опыт сильно меня закалил. Однажды мы приехали на вызов к пожилой женщине, и прямо на наших глазах произошла остановка сердца. Пришлось делать непрямой массаж сердца, качали долго, но женщина выжила. Поэтому, когда меня уже взяли работать реаниматологом в НИИ Охраны Материнства и Младенчества, мне, конечно, бывало страшно в силу малоопытности, но в ступор я никогда не впадал. Знал одно: страшно, не страшно, сейчас главная задача – бороться за жизнь пациента.

Первое, что я запомнил, когда оказался в отделении реанимации – как мне показывают младенца весом 500 граммов. Это произвело на меня неизгладимое впечатление: такого маленького – и спасли. А другой случай и вовсе заставил меня поверить в чудо. Одной из моих первых пациенток стала девочка пяти дней от роду. У нее произошла остановка сердца на пятнадцать минут. Пока я проводил сердечно-легочную реанимацию, думал, что в будущем у девочки будут неврологические нарушения. Однако ничего подобного не случилось. Все пациенты отделения спустя время возвращаются в НИИ для прохождения реабилитации, и эта девочка не была исключением. Я увидел ее через год, и у нее не было никаких нарушений. Как после этого не поверить в Божье провидение?

Вообще, я помню имена и фамилии всех пациентов. С родителями многих мы на связи – общаемся, когда они привозят детей на реабилитацию. Мне всегда волнительно идти на такие встречи, видеть, как эти дети растут. А еще я радуюсь, когда мне потом рассказывают об успехах этих ребят – например, что они пошли в школу и у них все в порядке, они живут полноценной жизнью. В такие минуты я понимаю, что ради этого и стоит жить».

 

 

1,9233 s
261
database